Утвержден постановлением Президиума

Верховного Суда Российской Федерации

от 10 марта 2010 года

 

 

ОБЗОР

законодательства и судебной практики

Верховного Суда Российской Федерации

за 4 квартал 2009 года

 

1. Форма вины страхователя (водителя) имеет юридическое значение и подлежит установлению при решении вопроса об освобождении страховщика от выплаты страхового возмещения.

По делу установлено, что 29 марта 2006 г. между Е. и страховой компанией на условиях, предусмотренных Правилами страхования транспортных средств, утверждёнными приказом генерального директора страховой компании (далее - Правила страхования), заключён договор добровольного имущественного страхования принадлежащего истице Е. автомобиля по риску «автокаско» (хищение и ущерб). По риску «ущерб» страховое возмещение предусматривалось в том числе при повреждении или уничтожении автомобиля вследствие дорожно-транспортного происшествия (п.3.2 Правил страхования).

В пп.3.3.1 и 3.3.12 указанных Правил страхования оговаривалось, что не являются страховыми случаями гибель или повреждение транспортного средства или дополнительного оборудования в результате событий, произошедших в связи с нарушением страхователем (водителем) Правил дорожного движения.

5 августа 2006 г. в результате дорожно-транспортного происшествия (далее - ДТП), произошедшего по причине нарушения водителем Е. п.10.1 Правил дорожного движения, повреждено застрахованное имущество - наступила конструктивная гибель автомобиля. Письменным извещением от 31 августа 2006 г. в выплате страхового возмещения истице отказано, поскольку страховщик не признал событие страховым случаем.

Между тем п.2 ст.9 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» определяет страховой риск как предполагаемое событие, на случай наступления которого проводится страхование, а страховой случай - как совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю либо иным лицам.

Наступление страхового случая состоит в причинении вреда в результате возникшей опасности, от которой осуществляется страхование.

Согласно п.3.2 вышеназванных Правил страхования страховым риском, то есть предполагаемым событием, на случай наступления которого осуществлялось страхование, являлось повреждение транспортного средства, включая его полную конструктивную гибель, вследствие ДТП без каких-либо исключений. В этой связи указание в п.3.3.12 Правил страхования на то, что события, произошедшие в связи с нарушением страхователем (водителем) Правил дорожного движения, не являются страховым случаем, не может быть признано правомерным, поскольку опасностью, от которой осуществлялось страхование, являлось повреждение транспортного средства вследствие любого ДТП, а не только того, которое произошло не в связи с нарушением страхователем (водителем) Правил дорожного движения.

Кроме того, при описании опасностей, от которых осуществлялось страхование, путём перечисления исключений из этих опасностей необходимо учитывать императивные нормы закона, регулирующего соответствующие отношения, поскольку договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом, то есть стороны не вправе заключать договор на условиях, противоречащих закону (ст.422 ГК РФ). Правила страхования, являясь в силу п.1 ст.943 ГК РФ неотъемлемой частью договора страхования, не должны содержать положений, противоречащих гражданскому законодательству и ухудшающих положение страхователя по сравнению с установленным законом.

Так, по смыслу п.1 ст.963 ГК РФ, действия самого страхователя, в том числе связанные с нарушением им Правил дорожного движения, могут влиять как на наступление страхового случая, так и на размер последствий, возникающих в результате его, в силу чего указанное лицо несёт ответственность за свои действия, выражающуюся в освобождении страховщика от выплаты страхового возмещения, если такие действия были совершены умышленно.

Законом могут быть предусмотрены также случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по договорам имущественного страхования при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя.

Таким образом, при наличии в действиях страхователя определённой формы вины могут наступать неблагоприятные последствия в виде отказа в выплате страхового возмещения, но не отказ в признании возникшей опасности (в данном случае - ДТП) страховым случаем.

Однако суд, делая необоснованный вывод о том, что в результате ДТП, совершённого по вине водителя Е., страховой случай не наступил, не проанализировал положения ст.963 ГК РФ, Закона Российской Федерации «Об организации страхового дела в Российской Федерации», определяющие понятия «страховой риск» и «страховой случай», условия конкретных Правил страхования и пришёл к неправильному заключению о том, что определение формы вины страхователя (водителя) не имеет юридического значения и не подлежит установлению при решении вопроса об освобождении страховщика от выплаты страхового возмещения.

Между тем п.3.3.12 Правил страхования, не относящий к страховым случаям события, произошедшие в связи с нарушением страхователем (водителем) Правил дорожного движения, при наличии указания о страховании риска повреждения транспортного средства вследствие ДТП без каких-либо исключений, противоречит ст.963 ГК РФ и ухудшает положение страхователя по сравнению с установленным законом, так как закон предусматривает возможность отказа в выплате страхового возмещения только вследствие умысла или грубой неосторожности страхователя, в то время как содержащееся в п.3.3.12 указанных Правил страхования вышеназванное положение лишает страхователя возможности получить страховое возмещение при наличии в действиях страхователя простой неосторожности.

Это обстоятельство имеет существенное значение для правильного разрешения дела.

По изложенным основаниям нельзя согласиться с выводом суда об отсутствии противоречий между п.3.3.12 Правил страхования и п.1 ст.963 ГК РФ, поскольку он сделан без исследования вопроса о форме вины страхователя и требований указанных выше законов.

Учитывая данные обстоятельства, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила состоявшиеся по делу судебные постановления и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Определение по делу № 5-В09-139

Комментарий к Обзору за IV квартал 2009г.

Форма вины страхователя (водителя) имеет юридическое значение и подлежит установлению при решении вопроса об освобождении страховщика от выплаты страхового возмещения. Пункты правил страхования, не относящие к страховым случаям события, произошедшие в связи с нарушением страхователем (водителем) Правил дорожного движения, при наличии указания о страховании риска повреждения транспортного средства вследствие ДТП без каких-либо исключений, противоречат ст. 963 ГК РФ и ухудшают положение страхователя по сравнению с установленным законом, так как закон предусматривает возможность отказа в выплате страхового возмещения только вследствие умысла или грубой неосторожности страхователя, в то время как содержащиеся в таких пунктах Правил страхования положения лишают страхователя возможности получить страховое возмещение при наличии в действиях страхователя простой неосторожности.